Дмитрий Булыкин: "Добиться того, чтобы наши тренеры переняли современные методики, нереально"
^

Дмитрий Булыкин: "Добиться того, чтобы наши тренеры переняли современные методики, нереально"

686
Дмитрий Булыкин: "Добиться того, чтобы наши тренеры переняли современные методики, нереально"
Фото - rsport.ru

Узнав последние подробности о футбольных реалиях России, он заявил: продолжить карьеру намерен именно в Европе. После шести лет, проведенных в чемпионатах Бельгии, Германии и Голландии, 33-летний Дмитрий Булыкин уже не готов воспринимать то, что на родине считается обыденностью. О перспективах Луки Джорджевича, попавшего в бывший клуб Булыкина, Дике Адвокате и разнице в ценах на вино в Голландии и России — в этом интервью.

Что говорят об «Анжи» в Европе

— Это межсезонье вы проводите на родине, тренируясь с «Динамо». Какие изменения в нашем футболе бросаются в глаза?
— Я шесть последних лет отыграл в Европе, поэтому отследить что-то и выделить как новое мне сложно. Проще говорить о различиях между российским футболом и европейским. Они по-прежнему заметны.

— Тогда начнем с инфраструктуры клубов.
— Сравнивать, например, базы не имеет смысла. Просто потому, что в нашем понимании там баз нет. Даже не в понимании, а просто предназначение у клубных баз в той же Голландии другое. Там тренируются, могут пройти какие-то восстановительные процедуры, но не живут, не практикуют заезды на несколько дней перед матчами. Для этого есть гостиница, где могут собрать футболистов. За полдня до игры или за три часа — зависит от ситуации. Но привычных нам с советских времен «карантинов» на несколько дней не бывает. Другое дело — футбольные газоны. Вот здесь сравнивать можно, и сравнение окажется явно не в нашу пользу. Какие поля ни возьми — искусственные или натуральные, — качество их в Европе настолько высоко, что даже не знаю, есть ли в России такие хотя бы в минимальном количестве.

— Появление Фабио Капелло в нашей сборной добавило интереса к российскому футболу?
— Да, за карьерой столь масштабной фигуры в Европе наблюдают. Особенное внимание сборная России привлекла, когда стартовала в отборочном цикле с четырех побед подряд. Хотя часто обсуждать наш футбол стали там еще раньше. И связано это в первую очередь с большими тратами и громкими покупками, которыми в последнее время запомнился «Анжи».

— Происходящее с этим клубом сейчас ослабит желание у иностранцев ехать в Россию?
— Посмотрим, что будет дальше и чем вся эта история с «Анжи» закончится. Но представить такое в Голландии невозможно. Если тот же «Аякс» менял курс развития на более экономичный, то делал это плавно. Найдя возможность сохранить зарплаты игрокам и постепенно подобрав им варианты трудоустройства. А не так резко и дико, как это произошло у нас. Тем не менее сомневаюсь, что есть основания чего-то всерьез опасаться, — вряд ли это принесет российскому футболу заметный ущерб. Но в Европе с интересом наблюдают за развитием ситуации.

— Возможны ли вообще в Голландии большие вложения в покупку игроков и их зарплаты, когда оставляет желать много лучшего инфраструктура клуба и всего местного футбола? Когда многого не хватает детско-юношескому футболу?
— Это вопрос профессионализма менеджеров и клубных руководителей. Но акционеры такого не допустят. Ведь там избегают сумасшедших трат, если нет четкого понимания, зачем они нужны, и перспектив эти траты окупить. У людей, развивающих футбол, четкое понимание, что одна из главных задач — растить своих игроков и создавать для этого все необходимые условия. Кроме того, любая команда выполняет в своем регионе социальную функцию.

— Что это подразумевает?
— Для региона своя команда не просто объект интереса и повод для гордости, но и большой помощник. Футболистов везде выслушают, они вообще там считаются примером. Регулярно посещают школы, больницы, участвуют в массовых мероприятиях. В России такого стремления участвовать в общественной жизни футбольные клубы не проявляют. Нам далеко до этого.

— Кстати, как в Европе относятся к «Монако» и ПСЖ? Можно ли здесь провести параллели с «Анжи»?
— Можно, конечно. Потому что отношение к французским клубам примерно такое же. Его можно сформулировать так: «против больших бабок не попрешь» (смеется). Но все понимают, что такие методы построения команд ослабляют конкуренцию, в какой-то степени даже убивают спортивную борьбу, ведь когда одни команды заведомо имеют несопоставимые условия с другими, это уже не совсем спорт. Впрочем, такое ведь происходит и в других сферах нашей жизни. Поэтому в целом отношение к клубам-богачам спокойное. Люди просто с любопытством наблюдают, получится ли из этого что-то и, если получится, что именно.

Что общего между «Макдоналдсом» и профессионализмом

— Голландия — один из европейских лидеров по подготовке футболистов высокого класса. Цены на них чаще всего очень умеренные. Почему же селекционные службы российских клубов так мало используют голландский рынок? Особенно в части молодых игроков.
— А здесь все просто. У большинства из них всегда есть предложения из ведущих чемпионатов континента — Италии, Испании, Германии. Там они не будут считаться легионерами, эти страны рядом по сравнению с Россией, в них легче адаптироваться в языковом плане. По тем же причинам и голландские селекционеры крайне редко обращают внимание на российских футболистов. Наша страна от них далеко, игроки, в отличие от европейских, не владеют иностранными языками, не привыкли выступать в режиме, который есть в Европе. Чтобы они заехали по этому поводу к нам, нужна крайняя необходимость.

— За шесть сезонов вне российского футбола в чем ваш профессионализм вырос особенно?
— В первую очередь это касается подготовки к матчам, восстановления после них. Ведь там подготовка ведется скрупулезно, в зависимости от того, какой это цикл — недельный или же матчи предстоят через три дня на четвертый, например. Меняется количество тренировок, их направленность, нагрузки, перерывы между ними. От расписания ближайших игр зависит и начало сбора в гостинице. Подчеркну, все это составляется очень тщательно и продуманно. У нас же специалисты полного представления не имеют, как должна выглядеть такая подготовка. Даже те, кто приезжает в европейские клубы на стажировки. Они ведь там находятся всего по несколько дней, возможно, неделю. За это время всех закономерностей не поймешь. Знакомы с такой системой работы только российские игроки, поигравшие в Европе. Еще что касается моего собственного профессионализма, это, конечно, отношение к еде. И здесь тоже все зависит от того, когда ты провел последний матч и когда предстоит следующий. Отсюда и текущий рацион питания, количество потребляемой воды, режим взвешивания.

— Кстати, насчет рациона питания. В России можно встретить футболистов в «Макдоналдсе». В Голландии это возможно?
— А почему нет? И не только в Голландии, но и в Италии, и в других странах.

— Как же это вяжется с профессионализмом в части питания?
— А кто сказал, что пища в «Макдоналдсе» вредная?

— Любой врач-диетолог легко расскажет о пагубном влиянии этой пищи.
— Ну так ведь речь и не идет о регулярном посещении этого заведения. Понятно, что три раза в день там никто не питается. Но один раз в три дня, например, почему нельзя зайти? Это абсолютно нормально. Только, пожалуй, в Италии к этому относятся строже. В остальных странах смотрят проще.

— И тем не менее что посоветуете молодым футболистам исключить из рациона питания, чтобы увеличить шансы на долгую карьеру?
— Да молодые-то все могут употреблять — у них это быстро сгорает во время нагрузок. Главное, следить за тем, чтобы вес большой не набирался. Вообще в Европе внимательнее относятся не к пище, а к потреблению воды. От этого в значительной степени зависит правильный баланс организма и, соответственно, физические кондиции. Сколько ты выпил до тренировки, во время нее и после — за этим наблюдают очень строго. Есть даже тесты, которые проводятся перед занятиями, они определяют, сколько тебе надо еще выпить воды для обретения оптимального состояния. Отмечу и то, что подготовкой футболиста к тренировкам и матчам занимается целый штаб персонала — от остеопатов и физиотерапевтов до тренеров по физической подготовке. Они осведомлены о всех нюансах своей профессии, знают ее от и до. У нас, к сожалению, специалистов такого уровня в этой сфере почти нет. В лучшем случае единицы, их подготовка не поставлена на поток.

Почему тренер не может быть психологом

— Тема «рабочего веса» очень актуальна в некоторых российских клубах. Похоже, для тренеров там это один из важнейших аспектов в футболе. Отсюда и ежедневные взвешивания. Я вот никогда не мог понять — какое влияние на игру и кондиции футболиста оказывает лишняя пара-тройка килограммов, если самому футболисту с ними комфортно. Можете объяснить?
— Ежедневные взвешивания в Европе воспринялись бы как дурдом. Это однозначно. Могут проверить вес раз в месяц или раз в пару недель — в зависимости от этапа подготовки. Причем за добавленные килограммы карательных санкций не предусмотрено — футболисту просто помогают обрести комфортное состояние. И, кстати, большее внимание уделяют не весу, а жировой прослойке. Вот ее могут мерить достаточно часто. И при необходимости подсказать, какие внести коррективы. Но взвешивание каждый день... Думаю, об этом уже везде вспоминают как о древних временах.

— Но, похоже, не в России. Ведь история, когда Игнашевич в знак протеста против ежедневных взвешиваний спрятал весы у себя в номере, случилась всего-то пять с половиной лет назад.
— Я не удивлюсь, если российские тренеры до сих пор запрещают игрокам и музыку перед игрой слушать (смеется). Если вы посмотрите, везде в Европе футболисты едут на матч в наушниках, зайдешь в раздевалку — там тоже звучит музыка. Причем есть даже ответственные за нее. Это считается частью подготовки к матчу. Еще отмечу роль в этом психологов. В европейских клубах контакт тренеров и футболистов с этими специалистами — обычная практика.

— Эти контакты регулярны или происходят несколько раз за сезон?
— Возможны любые варианты. Регулярность активной работы психолога зависит от взаимопонимания с тренером. Последний должен знать основы психологии, понимать значимость ее для футбола, уметь учитывать эти факторы в своих решениях.

— В России тренеры очень ревностно относятся к появлению психологов в команде. Аргументируя это тем, что на ней может плохо сказаться работа человека, не знающего глубоко футбол. К тому же многие уверены, что лучший психолог — это главный тренер.
— С точки зрения психологии футбол достаточно сложная вещь. С одной стороны, это спорт командный, где надо учитывать взаимоотношения в группе. В то же время каждый игрок индивидуален, и к нему нужен именно специфический, индивидуальный подход. Вряд ли тренер может овладеть секретами психологии настолько, чтобы подробно и грамотно во всех этих вопросах разобраться. Все-таки это разные профессии.

— Но вот Юрия Семина его бывшие подопечные называют хорошим психологом.
— Я не буду в этом плане кого-то из своих бывших тренеров выделять. Просто потому, что за время выступлений в Европе увидел отношение к психологической подготовке, понял, кому какая в ней отведена роль. Работа и помощь в этом направлении у меня ассоциируется именно со специалистами по психологии, а не с тренерами. Подчеркну, каждому футболисту нужен индивидуальный подход. У нас же раньше была манера — стричь всех под одну гребенку. Из-за чего в командах часто возникали конфликты. Думаю, отечественные специалисты до сих пор практикуют такие методы. А надо бы разбираться во всех командных процессах, понимать, какие психологические нюансы и каким образом влияют на атмосферу. Опять же как и каким образом определенных вещей не допускать. Повторю, сильно сомневаюсь, что тренеры в этом способны разобраться без помощи профессиональных специалистов.

Европейский порядок и российский бардак

— Прямой вопрос: вы сможете еще работать с российским специалистом?
— Скажу так: объяснить отечественным тренерам, как футбольный процесс устроен в Европе, едва ли возможно. Добиться того, чтобы они переняли современные методики, изменили свои взгляды, нереально. Им это кажется дикостью.

— А что вам кажется дикостью в России?
–Я простые примеры приведу, из ежедневной жизни. Вот я в Голландии. Выхожу утром из квартиры — в подъезде с тобой все здороваются, везде вокруг чисто. Сажусь в машину, выезжаю на дорогу — все едут аккуратно, по правилам, без каких-то нелепых маневров. Спокойно и с позитивным настроем приезжаю на тренировку. Теперь я в Москве. В подъезде на тебя никто не смотрит, под ногами какая-то грязь. Или не грязь, а что-то еще. Рядом — битые стекла. Сажусь в машину, выезжаю на дорогу и тут же попадаю в мир сумасшествия. Сам начинаю ругаться с другими водителями, нервничать из-за того, что спешу на тренировку. В итоге приезжаю на базу в таком состоянии, после которого мне еще полчаса надо переключаться. Это еще не говорю, что у нас может происходит до, во время и после тренировки. Причем эти примеры я навскидку привел, даже не думая особо. А чуть углубившись, можно еще в каждом аспекте по три-четыре примера привести.

— Например?
— Можно говорить снова о тех же поездках. Как в Европе по хорошим дорогам можно два часа с удовольствием прокатиться и приехать в другую страну. И как у нас эти два часа, сидя в машине, можно простоять в пробке на одном месте. Как отдыхаешь там и что из этого порой получается у нас. Сколько стоит вино в Голландии и сколько в Москве. Сколько здесь вообще стоит в ресторане посидеть.

— Вот о ценах в России. Их уровню в разное время удивлялись многие ваши коллеги, поигравшие в Европе. Допустим, вы видите, что на какой-то товар или услугу явно завышена цена. Но позволить-то себе это наверняка можете. Будете покупать или откажетесь из принципа?
— Я вам расскажу, как к этому привыкли относиться в Голландии. И все станет понятно. Если там в магазине на что-то сильно завышена цена, то отношение сразу будет настороженное. Люди с особой дотошностью начнут оценивать соотношение «цена — качество». И если качество окажется не на уровне, то покупателей там просто не будет. Это затея для магазина обернется провалом. У нас, к сожалению, в таких ситуациях люди, имеющие большие деньги, ведут себя совершенно по-другому. Чем дороже и, соответственно, авантюрнее покупка, тем лучше, круче, престижнее. Во многом и бизнес почему-то похожим образом устроен. Вернее, я-то знаю почему. Другое дело, как это все выглядит. С выпячиванием атрибутов «бизнеса по-русски».

Секрет голландских тренеров

— Многие люди в России в последние годы воспринимают Дика Адвоката уже скорее не тренером, а менеджером. Который рассматривает варианты в первую очередь с финансовой стороны. А какая у него сейчас репутация в Голландии?
–Здесь ко всему относятся более терпимо. Что произошло раньше, откуда человек и куда ушел, почему выбрал такой-то вариант — ко всему пытаются подойти с пониманием. К тому же Адвокат вызывает уважение результатами работы. Причем свой высокий уровень он доказал в том числе и в России.

— Тем не менее здесь некоторые его заявления перестали воспринимать всерьез. Вот в Голландии верят, что Дик действительно завершит клубную карьере на родине, как заявил?
— Верят. С одной стороны. А с другой понимают: если у него появится интересное предложение, то он снова возглавит клуб.

— А что думают о дальнейших перспективах Гуса Хиддинка?
— То же самое. Причем его вполне ожидают увидеть не только в Голландии, но и в клубах из других стран. Специалисты из Голландии вообще очень многое привносят не только в работу команды, но и в организацию всей клубной системы, могут подсказать полезные вещи по улучшению инфраструктуры. Тем более если речь идет о столь опытных и заслуженных специалистах, как Хиддинк и Адвокат. Они еще долго будут востребованы.

— У вас были контакты с Фабио Капелло после того, как он возглавил сборную России?
— Нет.

— Свои шансы при нем вернуться в сборную оцениваете выше, чем при Адвокате?
— Об этом сейчас говорить неактуально. Я ставлю цели поэтапно. Сейчас моя цель — найти команду и начать играть в футбол. Если буду хорошо играть, забивать, дарить удовольствие болельщикам, то придет время поговорить и о сборной.

— Вы сказали про удовольствие. В каком клубе его у вас было больше всего?
— Пожалуй, в голландских. Особенно в «Аяксе». Когда матчи постоянно вызывают ажиотаж, чувствуешь мощнейшую поддержку болельщиков, а рядом классные партнеры, с которыми выигрываешь титул, то понимаешь — это именно то, ради чего играешь в футбол, и как это хочется ценить.

Разговор не по душам

— В России вы играли только в «Локомотиве» и «Динамо». Какую команду считаете родной?
— Мне близки обе. В «Локомотиве» я начал карьеру, выиграл свои первые медали, Кубок, именно тогда обо мне заговорили. А в «Динамо» был капитаном, прилично забивал, попал из этой команды в сборную. Выделить или принизить одну из них я не могу. Они для меня одинаково дороги. И отношения с этими клубами сохранились отличные. Показатель — то, с какой готовностью пошли мне навстречу в «Динамо», когда я попросил потренироваться с командой для поддержания формы. Да у меня вообще почти ни с кем не возникает проблем в отношениях. Я коммуникабельный, воспитанный, образованный человек. За футбольную карьеру нашлась только пара людей, с которыми отношения не сложились абсолютно.

— Один, похоже, Андрей Кобелев. А второй?
— Даже, наверное, такой человек один. Это именно Кобелев. Я конфликты не люблю. Но всем памятна история нашего так называемого сотрудничества в «Динамо». По тому, как он себя повел, для меня все стало очевидно.

— Вы уверены, что Кобелев был полностью независим в решениях по отношению к вам?
— Абсолютно! Ведь многие вещи из тех времен рано или поздно вышли наружу, всем все стало понятно. Он был самостоятелен в своем отношении ко мне, это был именно его выбор.

— Если с ним встретитесь, будете разговаривать?
— (После паузы.) Может, и буду. Но точно не по душам. На уровне «привет — пока».

— Сколько языков освоили за шесть лет в Европе?
— Уверенно — английский. Но его я знал и до отъезда туда. На втором месте немецкий. А вот голландский дается сложнее. Пока не могу похвастать, что владею им очень уверенно. Вообще в плане общения нам надо брать пример с европейцев, тех же голландцев. У них никаких проблем с коммуникациями, потому что с детства знают по три-четыре языка. Им и времени даже не надо для перехода с одного на другой. К этому хочется стремиться, но не всегда получается. Без практики языки быстро забываются.

Джорджевичу повезло

— Вашей семье где жить комфортнее?
— Везде. И в Голландии, и в России. Семья вообще в Москве живет, поэтому проблема возникает, когда долго не видимся. Дочки начинают скучать (улыбается). Что же касается дальнейших планов, то я после окончания карьеры, скорее всего, буду жить на родине. Я русский и считаю, что много полезного могу принести своей стране.

— Именно в футболе? Или уже есть планы на что-то другое?
— Пока планов никаких нет. Но теоретически себя вижу в разных сферах. Футбольный опыт у меня достаточно богатый, чтобы применить его с большой пользой для нашего футбола. Есть мысли, как улучшить обычную жизнь. К сожалению, люди у нас часто и не догадываются, что реально и что может выглядеть по-другому. Начиная с дорожного движения и заканчивая разными бытовыми вопросами. В Европе все удобно, все для людей.

— Пару недель назад зенитовца Луку Джорджевича арендовал ваш бывший клуб. Чем «Твенте» хорош для молодого футболиста?
— Во-первых, голландский футбол подходит для нападающих. Команды играют открыто, с акцентом на атаку. Форварды в этой системе задействованы очень часто. Все то же самое касается и «Твенте». Джорджевич в этой команде получит не только игровую практику, но и больше возможностей для своего развития. Будет чаще владеть мячом, что добавит уверенности и, конечно, возможностей для голов. И конечно, технические навыки в такой ситуации развиваются быстрее и разнообразнее. В Голландии для этого лучшие условия, чем в других чемпионатах.

— У «Твенте» ведь тоже высокие задачи. По крайней мере в своем чемпионате. В чем секрет доверия 19-летнему футболисту? При том что и своих воспитанников наверняка хватает.
— Для начала — «Твенте» в прошлом сезоне добился вовсе не тех успехов, на которые рассчитывал. Поэтому и прибавления бюджета добиться не удалось. Это сказалось на селекционных возможностях. Но не только это. Приглашение Джорджевича — просто частный случай философии голландского клуба. Которая подразумевает подготовку молодых футболистов и построение клубного бизнеса в первую очередь на этом. С черногорцем бизнеса не сделаешь — он принадлежит «Зениту», но в данном случае это частность. В целом такой метод привычен для голландского клуба. К тому же если говорить о финансовой выгоде, мы ведь не знаем всех условий аренды нападающего.

Оцените
Поделитесь