Карл-Хайнц Румменигге: "Разрыв мышцы!", - крикнул Хенесс, я взял тележку для багажа и посадил его сверху"
^

Карл-Хайнц Румменигге: "Разрыв мышцы!", - крикнул Хенесс, я взял тележку для багажа и посадил его сверху"

1186

Карл-Хайнц Румменигге: "Разрыв мышцы!", - крикнул Хенесс, я взял тележку для багажа и посадил его сверху"
Фото - "Бавария"

Во время своей профессиональной карьеры Карл-Хайнц Румменигге относился к числу лучших футболистов своего поколения. В составе "Баварии" он забил 217 мячей - только Герд Мюллер забил больше (506).

На протяжении многих лет он в качестве председателя правления руководит немецким Рекордмайстером. В интервью официальному сайту мюнхенцев 63-летний функционер помимо всего прочего рассказал о своих первых днях в "Баварии" и роскоши его клуба действовать более человечно, чем другие.

- Прошлый сезон завершился очень эмоционально - клуб попрощался с Франком Рибери, Арьеном Роббеном и Рафиньей. Смогут ли и другие иностранные футболисты стать такими идентичными с клубом фигурами?

- Мы заинтересованы в преемственности. Франк Рибери перешел к нам в 2007-м году, а в 2008-м уже хотел уйти. Мы получали по нему невероятные предложения. Но с течением времени "Бавария" стала его домом. Не будет ничего удивительного в том, если он вернется к нам после завершения карьеры. У "Барселоны" есть знаменитый слоган - "Més que un club" – "больше, чем клуб". То же самое можно сказать и о "Баварии" Мюнхен.

Мы работаем над своей культурой. Мы и впредь будем находить футболистов топ-уровня, которые будут видеть в "Баварии" больше, чем просто футбольный клуб. Мне очень нравятся такие футболисты как Йозуа Киммих. Он сроднился с "Баварией" за эти четыре года. Никлас Зюле в свой первый год также превратился из юнца в мужчину. Он знает, что это значит носить нашу футболку.

- Как это было у Вас?

- В 1974-м в 18 лет я перешел в "Баварию". На первую тренировку я пришел самым первым и поначалу ушел в самый угол. На тренировке присутствовали около 10 000 болельщиков. И вот на поле вышли новоиспеченные чемпионы мира. Сначала Герд Мюллер, а последним Франц Беккенбауэр. Каждого встречали оглушительными аплодисментами. Тогда я подумал: "Вот это да!".

Я относился к ним с огромным уважением. В первые две недели я обращался ко всем футболистам на "Вы". Так продолжалось пока Герд Мюллер не сказал мне: "Я Герд". Четыре недели спустя я понял, что здесь на первом месте стоят только победы. Весь клуб организован для их достижения. Это школа "Баварии". То, кто это не осознает, не сможет здесь задержаться.

- Что Вам особенно запомнилось из первых дней Вашей карьеры в "Баварии"?

- Менеджер клуба Роберт Шван. Он был бескомпромиссен, но то же время щедр. Однажды мы играли в четвертьфинале против "Эривана". Нам полагалась премия в 15 000 марок, но в итоге в моей платежной ведомости стояли лишь 3 000 марок. Я зашел в офис менеджера и сказал: "Господин Шван, здесь какая-то ошибка".

На что он мне ответил: "Вон! Ты играл настолько плохо, что должен радоваться тому, что получил хотя бы 3 000". После этого я забил очень много голов. Два месяца спустя я получил доплату в 15 000 марок. Тогда я снова пошел к менеджеру и сказал: "Господин Шван, теперь я получил слишком много. 15 000 плюс 3 000 это 18 000". На что он мне ответил: "Ты так и не научился считать!". Шван был очень умелым менеджером. Его преемник Ули Хенесс многому у него научился.

Карл-Хайнц Румменигге: "Разрыв мышцы!", - крикнул Хенесс, я взял тележку для багажа и посадил его сверху" - изображение 1

- Сейчас Вы вместе с Хенессом работаете над трансферами. Президент клуба рассказал о курьезных переговорах с президентом "Олимпия" Асунсьон в его гостиной, когда вы подписывали Роке Санта Круса.

- Да, но он не рассказал, что после того, как мы достигли соглашения, стало по-настоящему весело: казалось, что переговоры длились вечно и когда они наконец закончились, мы поторопились в аэропорт. Нам предстояло лететь в Буэнос-Айрес, откуда мы вылетали в Мюнхен. За 20 минут до вылета мы бежали по терминалу. Я был немного впереди, когда услышал сзади крик Ули, который я никогда не забуду. "Разрыв мышцы!", - крикнул он мне.

Тогда я взял тележку для багажа, забросил туда наши вещи и крикнул Ули, чтобы он сел сверху. И вот таким образом мы прикатились к выходу на посадку. Но мы не успели, самолет уже был в движении. К счастью, нам удалось уговорить даму на стойке пустить нас. Самолет вернулся, а когда мы поднялись на борт все пассажиры смотрели на нас со злостью. Но мы были счастливы и отметили это за бокалом виски. Ули после этого еще три недели хромал.

- Вы руководите клубом уже 17 лет. За это время он стал концерном. Есть ли в такой ситуации еще место для футбольной романтики?

- Я остаюсь романтиком. Недавно меня спросили, думаю ли я во время матча о деньгах. Я был сильно удивлен. Нет, во время матча я не думаю о деньгах. В офисе меня интересуют финансы, это моя работа. Мы можем гордиться тем, что год за годом мы позволяем себе серьезное финансирование.

В то же время мы остаемся клубом с семейными ценностями, что не само собой разумеется в современном футбольном мире, где все больше места рациональности. Но за пределами офиса я смотрю футбол так же, как и когда-то ребенком в Липпштадте. Я люблю футбол. Идеальное воскресенье для меня, когда я посмотрю от трех до четырех матчей.

- Как Вы изменились за эти 17 лет?

- Я стал спокойнее. Осенью, после нашей невероятной ничьи 3:3 против "Фортуны" Дюссельдорф, я был переполнен эмоциями. Ули как минимум на порядок выше. Мы дискутировали, что совершенно нормально в такой ситуации: команда занимала пятое место в турнирной таблице, что совершенно для нас неприемлемо. Но потом мы сказали себе: мы поедем домой, поспим две ночи и в понедельник в офисе все спокойно обсудим. Раньше в такой ситуации мы бы сразу отправились на кризисное совещение.

- Общественность обсуждает каждое Ваше решение. Как Вы с этим справляетесь? Особенно осенью пресс-конференция "Баварии" вызвала много злорадства.

- Мы должны принимать критику. Мы принимаем ее. Та пресс-конференция была ошибкой, мы это признаем. Для нас эта тема осталась в прошлом, больше подобное не повторится. Но это не значит, что мы не учимся на своих ошибках. В критике нет ничего плохого, пока она остается объективной.

Карл-Хайнц Румменигге: "Разрыв мышцы!", - крикнул Хенесс, я взял тележку для багажа и посадил его сверху" - изображение 2

- Как Вы относитесь к критике того, что в "Баварии" не получается перестройка?

- Мы должны были предоставлять больше контраргументов по поводу этой дискуссии. В нашем составе хороший баланс. Перестройка невозможна только при одном лишь факте наличия 18-, 19-, 20-летних футболистов в составе.

За один шаг это не сделать, в противном случае на этих парней ложится слишком высокая ответственность. Этот наш баланс стал преимуществом перед Дортмундом в концовке сезона. Опыт некоторых игроков обеспечил нам титул.

- Насколько тяжело быть боссом, но в то же время оставаться человечным? В конце сезона Хамес попросил Вас отпустить его. Однако по экономическим причинам было бы лучше активировать опцию выкупа.

- Да, но сам человек является для нас самым важным фактором. Мы должны это принять. Смею предположить, что в других клубах в этом плане все немного по-другому. К сожалению, для многих футбол это в первую очередь бизнес. Но футбол не должен превращаться в торговлю людьми. В "Баварии" мы не делаем на людях бизнес.

Философия имеет такую же ценность, как и люди, которые стоят позади нее. Мы не можем здесь говорить о ценностях, а потом проворачивать такую сделку. "Бавария" может себе позволить такую роскошь, чего нельзя сказать о многих других клубах. Мы можем быть человечнее и честнее. И большинство футболистов плалят нам той же монетой.

- Что должны люди говорить о Вас?

- Меня не нужно нахваливать. Но для меня важно уважение. Будучи футболистом, ты хочешь, чтобы болельщики аплодировали тебе. Когда ты забиваешь на глазах у 70 000 болельщиков, то, конечно, испытываешь взрыв эмоций.

Никогда не забуду, как горд был я, когда забил свой первый гол в составе "Баварии". Сейчас я хочу хорошо делать свою работу за кулисами. Но в памяти болельщиков будут оставаться футболисты, а не функционеры. И это совершенно правильно.

- Вы думаете о своем прощании с клубом в 2021 году?

- Нет, впереди у нас еще много целей. В то же время я считаю, что нужно быть готовым передать дела в более молодые руки. Это важно. Именно это произойдет с Оливером Каном. Я никогда не считал себя незаменимым.

Когда в 1977 году Франц Беккенбауэр переехал в Нью-Йорк, все были едины во мнении, что сейчас клуб пойдет ко дну. Несколько месяцев в команде была странная атмосфера. Но потом все стало развиваться по новому. С того дня я знаю: в "Баварии" нет незаменимых людей.

- Эти два с половиной года будут для Вас самым важным временем?

- "Баварии" мы всегда ставим перед собой самые высокие цели. Я хотел бы попрощаться пройдя через большие ворота. Попал я в "Баварию" через маленькие, практически проскочил. Я относился к клубу с большим благоговением. Уходить буду с таким же ощущением. Я всегда буду благодарен клубу за то, что мне доверили этот пост.

Оцените
Поделитесь